Воскресенье, 19.11.2017, 13:23
Style.ucoz.ru
 
Меню сайта

Категории раздела
Футбол [762]
Хоккей [0]
Баскетбол [0]
Теннис [0]
Лыжи/Биатлон [0]
Формула 1 [0]
Бокс [0]
Единоборства [0]
Аналитические передачи [0]
Евро-2012 [0]
Олимпиада 2012 [0]
Политика [258]
Экономика [14]
Культура [0]
История [0]
Россия [0]
Наука и техника [0]
Вооружения [0]
Катастрофы [0]
Здоровье [0]
Природа [0]
Забавное [0]
Спорт [0]
Разное [0]
Новости сайта [0]

Статистика

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0

Корзина
Ваша корзина пуста

Поиск

Главная » 2012 » Ноябрь » 22 » Исчезновение ближневосточных христиан
16:09
Исчезновение ближневосточных христиан






'Chronicles: A Magazine of American Culture', США

Четырнадцать веков ислама крайне ослабили христианство на земле, где оно родилось. Упадок сохранившихся очагов христианства на Ближнем Востоке ещё более ускорился в последнее десятилетие и сопровождался безразличием постхристианского Запада к их надвигающемуся исчезновению. Когда-то процветавшие христианские общины теперь представляют собой крошечные меньшинства, процент которых в странах региона уже выражается одной цифрой. Исчезнут ли они полностью, до некоторой степени зависит от западных лидеров, проявляющих запоздалый интерес к бедственному положению и гонениям на христиан. Как показывают примеры Ирака, Египта и Сирии, благоприятное развитие событий кажется маловероятным.



В Сирии администрация Обамы твёрдо заняла позицию поддержки повстанцев, хотя представителям Белого дома должны быть очевидны идеологические взгляды и долгосрочные цели противников Башара Асада. Ведь противники эти — суннитские фундаменталисты, и налаженные с ними на сегодняшний день взаимоотношения выглядят зловеще. В июне газета The New York Times сообщила об офицерах ЦРУ, секретно действующих на территории южной Турции, и решающих, кто из повстанцев сирийской оппозиции будет получать оружие. Это оружие просачивается в Сирию через турецкую границу «с помощью тайной сети посредников, включающей такие группы, как сирийская ветвь Братьев-мусульман».



Сирия осталась единственной страной в регионе, в которой христиане, фактически, живут как равные со своими соседями-мусульманами. В ней проживает вторая по численности в регионе (после Египта) христианская община примерно в 2.5 миллиона человек. Большинство из них среди продолжающегося мятежа поддерживает президента Башара Асада, потому что они предпочитают диктатора, гарантирующего их права как религиозного меньшинства, нежели мрачное будущее, которое может принести его уход. Согласно Джорджу Ажжану (George Ajjan), американскому политическому аналитику-стратегу, главная причина почти единодушной поддержки христианской общиной политики Асада — это экзистенциальный страх перед кровавой участью, которая их ждет в случае падения режима:



«Светский режим партии Баас, на протяжении последних четырех десятилетий находящийся под контролем алавитов, двухконфессиональной секты, к которой принадлежит семья Асада, несомненно, обеспечил жизнь и свободы сирийским христианам, хотя тяжёлые экономические условия, вызванные неспособностью режима обеспечить экономический рост, вынудили многих христиан из среднего класса эмигрировать за рубеж в поисках более высокого уровня жизни. Учитывая это, вполне вероятно, что часто приводимая цифра в 10% христианского населения почти вдвое превышает реальное количество христиан, проживавших в Сирии на момент начала восстания».



Несомненно, что достигни администрация Обамы своих заявленных целей по свержению Асада, христиане в Сирии отправились бы в изгнание подобно своим собратьям в Ираке. В случае падения Асада и победы Братьев-мусульман вполне предсказуемо создание исламского государства на основе законов шариата.



По мнению аналитика Джеймса Джатраса (James Jatras), иногда кажется, что на политику Вашингтона в отношении волнений, охвативших Ближний Восток, влияет сеть Братьев-мусульман, действующих заодно с Обамой, который только притворяется, что отошёл от своего мусульманского происхождения (как это определяется в шариате). Даже если это лишь отчасти справедливо, говорит Джатрас, то трудно представить себе другой результат, чем тот, что мы имеем сейчас:



«Если осознанной целью этой политики было окончательное изгнание последователей Христа из мест Его рождения и земного царствования, то лучше этого сделать было нельзя. Никто не сомневается в том, что если режим Башара Асада падет, то сирийские христиане (в первую очередь, православные), уже избранные для атак «демократической» оппозиции, станут объектом полномасштабной кампании уничтожения. И выжить им в качестве организованного сообщества вряд ли удастся, в отличие от алавитов, которые могут, по крайней мере, попытаться защитить себя в горных районах, где они преобладают. Поэтому не будет огульным прямое обвинение тех поборников «Свободной Сирии» от обеих партий (республиканской и демократической партий США — прим. ред.), кто настаивает на внешней интервенции, в призыве к геноциду христиан, независимо от того, делают они это сознательно или нет».



То, что этот сценарий кажется приемлемым для администрации Обамы, стало ясно в октябре 2011 года, когда Далия Могахед (Dalia Mogahed), советник Обамы по исламскому вопросу, помешала делегации ближневосточных христиан во главе с ливанским маронитским патриархом Бешаром Раи (Bechara Rai) встретиться в Белом доме с президентом Обамой и членами его группы по национальной безопасности. По имеющимся сведениям, Могахед отменила эту встречу по просьбе Братьев-мусульман из своего родного Египта. Раи неоднократно предупреждал, что режим, возглавляемый Братьями, обернется катастрофой для сирийского христианского меньшинства, но его предостережения нежелательны в Вашингтоне.



В июле Государственный департамент яростно сопротивлялся принятию законодательной инициативы от обеих партий в Конгрессе отправить на Ближний Восток «посланников по защите» для изучения положения христианских меньшинств в регионе. Госдепартамент назвал роль посланников-защитников «необязательной, дублирующей и, вероятно, контрпродуктивной». Тем временем, десятки тысяч сирийских христиан уже бежали из районов, контролируемых повстанцами, а исламисты, преобладающие в рядах восставших, выбрали их объектом убийств, вымогательств и похищений. Как заключает Джордж Ажжан, это постепенное, усугубляющееся демографическое давление последних лет взорвется исходом христиан из Сирии, который уже происходит, и с нарастанием вооруженного конфликта будет только ускоряться:



«Если восстание продолжится и режим будет уступать вооруженным мятежникам территорию за территорией, а закон и порядок — и далее разрушаться, христиане в еще большей степени будут становиться если не объектом этнических чисток в смешанных районах, то, безусловно, объектом унижения, похищений и явной враждебности».



В это же время, официальные лица Администрации вынудили египетских генералов постепенно уступить Братьям-мусульманам и передать им власть над страной. Решение об отношении к Братьям-мусульманам, как к стратегическому партнеру рассматривалось, по меньшей мере, с первого февраля прошлого года — за день до отставки Хосни Мубарака, — когда директор Национальной разведки США при президенте Обаме Джеймс Клеппер (James Clapper) сделал поразительное заявление. Он сказал Специальному комитету Палаты представителей по разведке, что Братья «это собирательный термин для множества движений... очень разнородной группы, по большей части, светской, избегающей насилия и объявившей Аль-Каиду извращением ислама».



Эта оценка высокопоставленного чиновника команды Обамы о том, что Братья-мусульмане являются «по большей части, светской» организацией, противоречит общеизвестным фактам. Она возникла в 1928 году как открытая реакция на секуляризм, широко воспринятый египетскими элитами во время британского господства в стране. До сегодняшнего дня кредо Братьев остается неизменным: «Аллах — наша цель. Пророк — наш лидер. Коран— наш закон. Джихад —- наш путь. Смерть на пути Аллаха — наша высшая надежда». Вопреки заверениям Клеппера, Братья представляют собой типичный образец исламского движения возрождения, противостоящего власти светских идей и выступающего за всеохватывающий ислам как исцеление от всех бед, выпавших на долю мусульманских обществ. Сегодня эта организация имеет отделения в каждой традиционно мусульманской стране и по всему миру, в том числе, и в Соединенных Штатах. Ее члены разделяют одну и ту же долгосрочную цель — создание всемирного исламского государства, основанного на законах шариата. Как и следует ожидать, они считают, что Коран и традиция оправдывают насилие ради свержения неисламских правительств, а также смотрят на Америку, как на своего заклятого врага.



Во время Холодной войны Вашингтон потворствовал различным исламистам, используя их как средство для ослабления светских арабских национальных режимов. В середине 1950-х американцы даже продвигали идею создания исламского блока во главе с Саудовской Аравией для противодействия национальным движениям, наподобие режима Насера в Египте. Такой подход, возможно, и имел некий смысл во времена Холодной войны, но сейчас в нем, определенно, никакого смысла нет. Стратегия эффективной поддержки исламских устремлений против СССР в Афганистане помогла превратить исламский радикализм в поистине глобальное явление, наносящее ущерб интересам безопасности Соединенных Штатов. Нелепое представление о том, что Братья-мусульмане смогут стать удобными партнерами Америки, только подтверждает, что архитекторы ближневосточной политики ничему не научились, но и ничего не забыли.



Положение египетских коптов, число которых постоянно сокращается, изменилось за последний год от ненадежного до явно опасного. Уже столкнувшись с дискриминацией и преследованиями во время светского режима президента Мубарака, сейчас они видят, что положение дел может быть гораздо хуже при исламистах, которые приготовились взять всю власть в стране. Их annus horribilis (с лат. год ужаса - прим. ред.) начался в первый день 2011 года, когда мощная бомба, заложенная в машину, взорвалась рядом с коптской церковью в Александрии в конце литургии, убив 25 прихожан и ранив около 100. Следующим поворотным пунктом явилась резня в Масперо 9 октября 2011 года, когда 27 безоружных протестующих христиан были убиты и сотни других ранены не какими-то непонятными исламскими экстремистами, а египетскими военными. Неудивительно, что официальная комиссия, созданная самой же армией, сняла с нее всякую ответственность за эти убийства.



Пример Египта показывает, что возможность конца христианства в Сирии, как прямое следствие американской политики, не так уж невероятна и не определяется какой-либо одной партией или администрацией. Почти полный переход власти к Братьям-мусульманам в Египте уже сопровождается ускоренным исходом коптов на фоне атак на церкви и похищений (похищают чаще девушек, которых после изнасилования «обращают» в ислам и не позволяют им вернуться в свои семьи).



Этот процесс нарастает. 1 августа Шериф Гадалла (Sherif Gadallah), известный адвокат из Александрии, направил запрос государственному прокурору с требованием исключить коптов из комиссии по формированию конституции Египта. На той же неделе вспыхнул конфликт на межрелигиозной почве в селении Дахшур, в 25 милях (около 40 км — прим. ред.) южнее Каира, где сотни мусульман сожгли и разграбили коптские предприятия и дома. «После того как 120 семей бежали из деревни, их лавки, магазины и дома стали легкой добычей толпы, которая дочиста разграбила все, что можно было», — сказал коптский активист Вагих Якоб (Wagih Jacob). — «Полиция все время присутствовала на месте грабежа и ничего не делала». Коптская православная церковь выпустила заявление с критикой властей «за отсутствие решительных действий в ходе этих событий» и «требованием скорейшего ареста виновных, обеспечения безопасности коптов в деревне, возвращения их в свои дома и денежной компенсации всем пострадавшим». Последователи церкви видят в дахшурском инциденте продолжение мубаракской политики коллективного наказания коптов. Знаменитый египетский писатель Аля аль-Асуани (Alaa Al-Aswany) сказал: «А что если бы американцы действовали также как и экстремисты в Дахшуре; вы бы согласились с высылкой всех мусульман Америки в ответ на терроризм бин Ладена?»



Сползание Египта к тому, что выдается за демократию в мусульманском мире, еще более ухудшит положение коптов, которые боятся, что армия и суды не защитят их от все возрастающей дискриминации и преследования. Партия свободы и справедливости, дочерняя организация, полностью принадлежащая Братьям-мусульманам, сейчас контролирует парламент страны, а президент является последователем Братьев. У власти в стране приверженцы политического ислама. Их духовный лидер - шейх Али Гомаа (Ali Gomaa), Верховный муфтий Египта, который в недавнем видеообращении напомнил правоверным, что христиане - безбожники. Позиция шейха не расходится с ортодоксальным исламским учением, что объясняет тот факт, что Запад по-прежнему объявляет его умеренным. Пять лет назад в статье в U.S. News & World Report его описали как «видного поборника умеренного ислама». И вот результат: по сообщению газеты «Аль Фагр» от 14 августа, джихадистские организации открыто распространяют листовки, подстрекающие к убийствам коптов и обещающие им «ужасный конец, если они не вернутся к истине» (исламу). Для тех, кто поддерживает данные цели и готов объединить усилия, в листовке даже указано место и время сбора - мечеть шейха Ахмеда в Касфрите, после пятничной молитвы.



«Освобождение» Ирака от светского диктатора Саддама Хусейна уничтожило христианскую общину страны, многие ее члены нашли убежище в Сирии, где им опять грозит опасность. «По крайней мере, сторонники исламского освобождения на Ближнем Востоке могут заявлять, как бы неправдоподобно это не звучало, что негативное воздействие на местных христиан есть непреднамеренное и достойное сожаления следствие, в целом, гуманной и прогрессивной программы», - говорит Джеймс Джатрас.



«Но на Балканах, в особенности, в Косово и контролируемых мусульманами районах Боснии, нет необходимости лить крокодиловы слезы. Жертвами являются сербы, и, конечно же, они заслуживают то, что получили. Отбросив в сторону оправдания и заглянув за витрину событий, мы видим, в сущности, одно и то же: Вашингтон, якобы главный глобальный противник джихадистского террора, на самом деле, последовательно поддерживает военную исламизацию одной страны за другой. Результаты предсказуемы - это потоки беженцев-христиан, сожженные церкви, убитые священники и девочки, обращенные в рабство. А приняв в расчет сговор между нашим (американским — прим. ред.) правительством и СМИ, не найдется и одного американца из десяти, который бы представлял, что творит наше правительство от нашего имени и за наши деньги».



Уменьшающееся христианское население Ирака отметило Рождество 2011 года со взрывами бомб по всему Багдаду, унесшими жизни десятков верующих. После завершения вывода американских войск из страны исход христиан из Ирака ускорился. «Наши верующие в Ираке живут в страхе», — жалуется халдейский епископ Шлемон Вардуни (Shlemon Warduni), — «они не чувствуют вокруг ни мира, ни безопасности, поэтому уходят туда, где они могут жить в мире... Правительство не может защитить их жизни».



Христианская община Ирака до американского вторжения в 2003 году насчитывала около двух миллионов человек. За последние годы четыре пятых из них покинули страну в результате атак исламских экстремистов. Даже когда американские войска еще находились в стране, они почти ничего не делали для того, чтобы защитить христиан, оставив эту задачу самим иракцам. 31 октября 2010 года при нападении на церковь в Багдаде были убиты 44 прихожанина, два священника и четверо охранников. По словам Луиса Сако (Louis Sako), халдейского архиепископа Киркука, «силы безопасности недостаточно подготовлены для того, чтобы сохранить христиан». Он заявил, что со времени вторжения в Ираке были совершены нападения на 57 церквей и молитвенных домов, в результате чего было убито около одной тысячи христиан и более шести тысяч были ранены.



В самом начале мусульманских завоеваний под предводительством наследников Мухаммеда все эти земли были на сто процентов христианскими. Когда власть перешла к Оттоманской империи, христиан было огромное количество, а в Ливане и Палестине — явное большинство. Под британским правлением (1919-1947) Палестина официально была христианской страной. В Вифлееме, например, было 90 процентов христианского населения. Сегодня христиане исчезают: в Вифлееме их теперь менее 10 процентов. Среди почти трех миллионов палестинцев на Западном Берегу, в Газе и Восточном Иерусалиме осталось только 50 тысяч христиан. В Израиле, в границах до 1967 года, проживает шесть миллионов человек; только два процента из них христиане. В Иерусалиме христианское население сократилось с 45 тысяч в 1940 году до нескольких тысяч сегодня. При таких темпах убыли христиане к 2020 году составят лишь долю процента, и не останется ни одной действующей церкви на земле Христа.



Если бы еврейское или мусульманское население Америки или Западной Европы начало сокращаться с такой скоростью, то возгласы протеста и отчаяния их единоверцев поднялись бы во всем мире. Возникли бы финансируемые государством программы по выявлению причин и поиску мер, снимались бы душераздирающие голливудские фильмы. Исчезающим меньшинствам сразу бы присвоили статус жертв, а ученые и СМИ бросились бы прославлять несчастных. Но западный мир глух и слеп к исчезновению ближневосточных христиан или, вернее, их остатков. Очевидно, трудно быть «постхристианином», не став антихристианином.




Автор - Перевод осуществлён Клубом «Суть Времени» Срджа Трифкович

Категория: Политика | Просмотров: 244 | Добавил: Gonch | Теги: христиан, Исчезновение, ближневосточных | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
Календарь
«  Ноябрь 2012  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
   1234
567891011
12131415161718
19202122232425
2627282930

Форма входа

Наш опрос
Оцените мой сайт
Всего ответов: 2

Архив записей

Друзья сайта
  • Официальный блог
  • Сообщество uCoz
  • FAQ по системе
  • Инструкции для uCoz

  • Copyright MyCorp © 2017Бесплатный конструктор сайтов - uCoz